Преподаватель бас-гитары, музыкальной грамоты и ансамбля.

Образование: Хабаровский колледж искусств, Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств.

Профессиональные достижения: бас-гитарист в группе OYA, Amy Pieterse Group и «Евгения Зима Band». Участие в фестивале «Песня Года» и «Шансон Года» в составе группы «Кабриолет», стипендия на обучение в Berklee College of Music, участие в Tampere Guitar Festival с Trio Pal Mundo.

В 7 лет меня отдали в музыкальную школу по специальности «кларнет». Инструмент мне как-то не нравился, и я быстро бросил это дело. Только потом, ближе к окончанию школы, начал играть на гитаре и пошел на подготовительные курсы в колледж. Бас-гитару я первый раз взял в руки в 16 лет. Сначала думал, что это какой-то неполноценный инструмент, и на нем можно играть всего пару нот. Но потом я понял, что на бас-гитаре можно творить просто чудеса. Тем более что хорошие басисты всегда очень востребованы в любых музыкальных коллективах.

У меня довольно необычно началась концертная деятельность. В то время как большинство музыкантов начинают с небольших клубов, мое первое выступление было перед аудиторией в несколько тысяч человек. Я со своей группой выступал на Дне города в Хабаровске. Мы по детской наивности пришли в комитет культуры и рассказали о своем начинающим джазовом коллективе, попросили разрешить поучаствовать в концерте. И как ни странно, нас одобрили. Потом мы играли на фестивалях в Китае и в Японии, тоже перед огромной толпой людей. И у меня сложилось впечатление, что если ты музыкант — у тебя сразу много слушателей.

В Санкт-Петербурге я начал заниматься музыкой уже более серьезно. Выступал в Губернаторском оркестре, затем играл в биг-бэнде известного композитора Виктора Лебедева. Сейчас у меня 6 коллективов, главный из них — проект OYA. Наши песни крутят на радиостанциях в США, Канаде, Нидерландах, Франции и Великобритании. До России, правда, пока что не дошли.

От своих учеников я жду, чтобы они были любопытными, чтобы им всегда было мало информации. Например, я показываю им какой-то риф. Если они его просто выучат — это, конечно, хорошо. Но еще лучше, если они найдут какие-то вариации этого рифа, придумают, как использовать его в музыкальном произведении. Это путь, по которому шел я сам. И я уверен, что только так можно достичь максимального результата.